Научно-практический комментарий Семейного кодекса Украины

На перекрестке восточной и западной традиции права: концепция отечественного Семейного Кодекса

При проведении кодификаций вполне логично обращается внимание на то, что новый отечественный кодекс должен включить в себя все достижения в соответствующей отрасли, стать высшей точкой, если не мировой, то европейской правовой мысли.

Вместе с тем, пожалуй, ни в одной стране Европы не создается столько альтернативных проектов кодексов, на обсуждение которых уходит так много времени.

К категории отношений, пожалуй, обреченных на «альтернативность», относятся и отношения семейные.

Следует напомнить, что в свое время «Семейное право» было включено в проект Гражданского кодекса Украины в виде его отдельной книги (шестой).

В целом решения проекта Гражданского кодекса Украины в этом отношении выглядели достаточно привлекательно, объединяя в стройную структуру весь комплекс отношений, касающихся определения положения частного лица (в том числе, в семейной сфере). Соответственно, брак и семья рассматривались не как самоценность, а как составляющая часть правового положения частного лица.

Такое концептуальное решение вызвало возражение не только представителей «левых сил», но и так называемых «хозяйственников» и даже некоторых представителей центристских сил. Вполне логично в этом контексте появились и предложения регламентировать брачно-семейные отношения при помощи самостоятельного Кодекса. Объединение сторонников самостоятельности семейного права оказалось настолько мощным и продуктивным, что усилия последних увенчались принятием Семейного кодекса Украины, что произошло даже раньше, чем был принят Гражданский кодекс.

Естественно, возникает вопрос, почему создалась такая ситуация? Что объединило разных по своим политическим взглядам и видению морально-этической основы общества людей?

В поисках ответов на эти вопросы необходимо вернуться в исходную точку, взглянуть на те начала, которые определяют в нашем обществе понимание сущности брачно-семейных отношений, другими словами — философию брака и семьи.

В связи с этим уместно вспомнить о том, что право является элементом культуры (цивилизации), отражая особенности мировоззрения того или иного сообщества людей.

Поскольку, в свою очередь, мировоззрение большей части общества формируется (отражается, трансформируется и т.п.) на основе определенной религии (или иного, но сходного по сути философского учения), то и сущность, принципы, содержание права в значительной степени (прямо или опосредствованно) определяются этим фактором.

В значительной степени указанными обстоятельствами обусловлено существование в Западной и Восточной Европе традиций права, в рамках которых происходит развитие отдельных отраслей права.

Философско-этическая основа христианского брака начинает влиять на правовое регулирование этого общественного института уже вскоре после придания христианству статуса официальной религии в Римской империи.

Если, например, в классическом римском частном праве брак рассматривается, прежде всего, как договор, направленный на изменение правового, личного и материального положения граждан, то с приходом христианства ему придают значение самостоятельного общественного и правового института.

Брак становится таинством, а его социальная значимость определяется тем, что он расценивается как основа семьи, общества, церкви и государства и вместе с тем как регулятор морали, права и вообще всех положительных элементов человеческого сообщества.

Вместе с тем, по мере формирования двух ветвей христианства — западной (католицизма) и восточной (православной) происходит дифференциация понимания значения брака на Западе и Востоке Европы.

Одним из главных положений православного христианства в этой сфере является признание ошибочности характерного для Запада так называемого «реалистического» подхода к оценке цели брака, сущность которого состоит в том, что брак расценивается, прежде всего, как средство создания условий для продолжения рода, вследствие чего снижается значение духовного и интеллектуального аспектов брака.

Само же православие практически со времен своего возникновения как ветви христианства придерживается противоположного подхода — идеалистического, согласно которому главная цель брака состоит не в удовлетворении потребности продолжения рода, а в стремлении к развитию, совершенствованию, полноты бытия.

Обоснование такого видения сущности брака Иоан Златоуст видел в том, что человек, не состоящий в браке, это не человек, а только его половина. Муж и жена не двое людей, а один человек. Свойством любви есть то, что любящие составляют не двух отдельных, а одного человека, о чем говорится, например, в первом послании к коринфянам (XXIII.3).

Таким образом, согласно православным канонам таинство Царства Божия, которое открывается в браке, не может быть сведено к набору юридических норм. Истинное понимание и оправданное снисхождение к людским слабостям возможно только в том случае, когда абсолютной нормой признается новозаветное учение о браке как таинстве.

С этих позиций брачно-семейные отношения не могут рассматриваться как составляющая часть предмета гражданско-правового регулирования, поскольку это приземляет их, лишает духовности и ослабляет значение морально-этических начал. Отсюда следует вывод, что они должны регулироваться специальным законодательством, учитывающим это особое состояние, определяющим особый характер брака как социального института.

В государствах, придерживающихся такого подхода, семейное законодательство изъято из законодательства гражданского. Брак не рассматривается как договор, в брачном контракте могут быть предусмотрены только имущественные обязанности супругов, но не ухудшающие положение супругов по сравнению с законодательством Украины, и т.д.

В основном, приведенными выше соображениями, очевидно, и можно объяснить несколько неожиданное, на первый взгляд, принятие самостоятельного Семейного кодекса Украины.

Возможно, ситуация могла бы быть разрешена иным образом, если бы уже в самом начале создания таких крупных законодательных актов, как кодексы, при определении их концепции учитывалась традиция права, существующая в Украине. Особенности последней состоят в том, что она отражает влияние как западного, так и восточного понимания сущности, задач и содержания права.

В результате такой «двойственности» понимания сущности права правовые институты, опосредствующие отношения между частными лицами, оказываются сформированными на неодинаковой методологической основе. В то время как общее положение лица, вещные и обязательственные права последнего определяются на основе принципов, свойственных западной правовой традиции, имеющей своей основой классическое римское частное право, регулирование семейных и наследственных прав основывается на восточно-европейском (византийском) понимании сущности соответствующих отношений.

С этих позиций принятие отдельного Семейного кодекса Украины выглядит вполне логичным, хотя и требует существенных оговорок относительно особенностей последнего и соотношения его норм с положениями Гражданского кодекса Украины.

В частности, наиболее существенной из таких особенностей методологического характера является определение нормативной базы регулирования брачно-семейных отношений, к которой, кроме Семейного кодекса Украины, как указано в его ст. 7, относится также ряд иных законодательных актов. Это могут быть как специальные акты семейного законодательства, так и договоры участников соответствующих отношений, нормативно-правовые акты иной отраслевой принадлежности, международные договоры, конвенции, обычаи и т.п.

При этом принципиально важным является положение, закрепляющее возможность субсидиарного применения к семейным отношениям норм гражданского законодательства. Так, в соответствии со ст. 8 Семейного кодекса, если имущественные отношения между супругами, родителями и детьми, другими членами семьи и родственниками не урегулированы настоящим Кодексом, они регулируются соответствующими нормами Гражданского кодекса Украины, если это не противоречит сути семейных отношений.

Такое положение дел обусловливает также необходимость особого подхода к толкованию и применению норм Семейного кодекса. Его особенности состоят в том, что нормы СК Украины должны рассматриваться и толковаться с учетом положений Гражданского кодекса, а также особенностей морально-этических воззрений на сущность брака и семьи в нашем государстве.

Собственно, именно таким подходом и руководствовались авторы настоящего комментария.

В заключение следует отметить, что, очевидно, вследствие упомянутой непоследовательности некоторых положений СК Украины, текст его норм практически постоянно совершенствуется, дополняясь новыми изменениями и уточнениями. Это обусловливает необходимость соответствующего обновления и комментария к Семейному кодексу.

Учитывая то обстоятельство, что в течение последнего времени были внесены изменения более чем в 50 статей СК Украины, а также добавлены две новые главы, авторский коллектив подготовил новую редакцию комментария к Семейному кодексу, которая и предлагается читателям. Изменения в семейном законодательстве учтены по состоянию на 15 октября 2007 года.